Дело Мастера: космические глюкофоны Константина Губина Featured Дело Мастера
фото Денис Богомолов для проекта «Дело Мастера» на «Живом Волгограде»

Какие ассоциации возникают у вас, когда вы слышите слово «глюкофон»? Нет, это не аппарат для общения с пришельцами из космоса. Это один из самых молодых музыкальных инструментов — лепестковый барабан, способный издавать волшебные звуки, которые многие, действительно, считают «космическими». 

Волгоградский мастер по изготовлению глюкофонов Константин Губин рассказал, что этот инструмент за границей называют Happy Drum, что переводится, как «барабан счастья». Костя уверен, что, несмотря на легкомысленное название, этот инструмент имеет безграничные возможности. Вот уже несколько лет ремесленник дарит людям счастье, изготавливая столь необычные барабаны. И вот его история. 

«Немножко дышал, немножко горел»

Мое увлечение глюкофонами начиналось постепенно. Если заходить издалека, моя жизнь не всегда была собранная и более-менее внятная. Был период саморазрушения. Но, оглядываясь назад, я понимаю, что все маленькими шагами вело к тому, чем я занимаюсь сейчас.

Семь лет назад у меня сильно пошатнулось здоровье из-за моего не совсем правильного образа жизни. Закончился период саморазрушения, настал этап созидания – собирания себя по кусочкам. Как-то я поехал со своими знакомыми на фестиваль «Пустые холмы», где впервые услышал глюкофон. Это были приятные звуки, которые я никак не мог идентифицировать. Пошел на звук и увидел, что это за инструмент. Позже я познакомился с одним парнем, который очень вдохновил меня своим отношением к глюкофону. Так все и началось.

Почти все мои друзья так или иначе связаны с музыкой, поэтому мое увлечение они поддержали. Это такой своего рода клуб «сочувствующих» музыке. Мой отец с одной стороны мне помогал, а с другой — давал понять, что он чужд до таких экспериментов. Но в целом, он всегда меня поддерживал: порой что-то подсказывал, делился инструментами, давал контакты нужных людей. И за это ему огромное спасибо.

Раньше глюкофоны делали из старых пропановых баллонов. Помните, такие красные, большие и маленькие, которые были у многих на даче? Самое главное заключается в том, чтобы грамотно их обезвредить. Для этого нужно просверлить контрольную «дырку» — не насквозь, затем пробить ее гвоздем. Этот процесс небезопасный. У меня были случаи, когда я «немножко горел», «немножко дышал» и даже чуть не взорвался. Поэтому я не советую новичкам в этом деле относиться к процессу изготовления легкомысленно и подходить к работе «спустя рукава».

После обезвреживания у баллона отпиливается краник, вырезаются нужные половинки, затем зарубки-язычки. Потом начинается сварка, шлифовка и конечная доработка. Правда, с 2013 года я перешел на новый этап и начал делать глюкофоны уже из новой стали – заводской штамповки. Глюкофоны различаются по размеру, а от этого уже зависит высота звука.

ЖЭУ, стройка и глюкофон для сына

За свою жизнь я изготовил много интересных инструментов, но особенно запомнились два. Первый глюкофон помогли сделать коллеги на стройке. А начиналось все с моего любопытства. Мне всегда было интересно наблюдать за взрослыми мужиками-работягами из той советской эпохи. Складывалось впечатление, что у них в крови особый оптимизм. Я хотел пообщаться с этими людьми, потому что понимал, что, когда это поколение уйдет, останутся торгаши и какие-то непонятные ребята, так сказать, нацеленные на успех. И я пошел работать сантехником в ЖЭУ. Мне нравилось то, что я делаю. Год я там проработал — получил то, зачем туда шел.

Дело Мастера: космические глюкофоны Константина Губина Featured Дело Мастера
фото Денис Богомолов для проекта «Дело Мастера» на «Живом Волгограде»

Потом я пошел работать на стройку. Цель была та же. Я прямо «ворвался», приходил на работу раньше всех. Помню, была зима, жуткий холод, я нашел пустой газовый баллон, распилил его. Придя утром на работу с двумя половинками, я попросил товарища сварить их между собой. Он согласились, но сначала я должен был помочь ему с коллегами доделать работу на верхнем этаже (строился девятиэтажный дом). Задача состояла в следующем: подняться на крышу, преодолеть полутораметровое бетонное ограждение, забраться на козырек, чтобы просверлить в нем дыру. Сложность заключалась в том, что я нереально боюсь высоты. Сразу впадаю в ступор. В итоге меня привязали, я трясусь, но лезу. Беру перфоратор, начинаю сверлить, и у меня ломается бур, потому что он был старым и, откровенно говоря, негодным. Мужики посмотрели на все это дело, посмеялись и сказали: «Тащи!» А потом я уже доводил его до нужного состояния. Так мы сделали первый глюкофон. Я его потом отвез в Астрахань и подарил своей подруге.

«Мне всегда было интересно наблюдать за взрослыми мужиками-работягами из той советской эпохи. Складывалось впечатление, что у них в крови особый оптимизм. Я хотел пообщаться с этими людьми, потому что понимал, что, когда это поколение уйдет, останутся торгаши и какие-то непонятные ребята, так сказать, нацеленные на успех».

Когда я начинаю вспоминать свои самые необычные глюкофоны, то на ум приходит инструмент, который я сделал для своего сына. На тот момент за основу еще частично брались баллоны. У меня была очень необычная заготовка. Я такой баллон видел всего пару раз в жизни — пузатый, похожий на шар, с очень рельефной фактурой, весь в рытвинах. Первоначально я хотел настроить его одним способом, но язычки инструмента повели себя совершенно непредсказуемо, пошли против законов физики. В итоге родился «новый строй, открылось новое свойство», я как будто вышел на новый этап в «глюкофоностроении». Сыну подарок понравился. Он любит эти барабаны, подходит, стучит, что-то наигрывает. Он достаточно музыкальный ребенок. Мы с ним иногда что-то напеваем и получается даже в унисон.

Дело Мастера: космические глюкофоны Константина Губина Featured Дело Мастера
фото Денис Богомолов для проекта «Дело Мастера» на «Живом Волгограде»

Общение с помощью музыки

На глюкофоне может играть любой человек. Слух для этого не нужен. Главное – желание, принятие этого у себя внутри. Ноты так подобраны, что сфальшивить невозможно – любая последующая будет звучать гармонично. Не нужно стесняться и думать, что подумают другие. В моей работе был случай, который полностью изменил мой взгляд на глюкофоны, после чего я понял, куда мне нужно двигаться дальше.

У меня долгое время не было инструмента для себя. Потом я его сделал, но почему-то поставил на полку. Позже я изготовил инструмент для своего друга. Отвезти подарок не получалось, так как человек жил в другом городе. Так они и стояли на полке, пока однажды ко мне не пришел товарищ. Мы взяли глюкофоны и начали играть вдвоем. Оказалось, что инструменты в одной тональности, и у нас получился не просто дуэт, а общение с помощью музыки. Важно, слушать своего партнера, быть на своем месте, и тогда получится поймать волну. Это как вода перетекает: ты что-то сказал, тебе ответили, ты делишься чувствами и эмоциями, в ответ делятся с тобой. Инициатива переходит от одного человека к другому. Это волшебный процесс, который перевернул все в моей голове. Получается диалог. Может быть спор, а может быть неторопливая, увлеченная беседа. С тех пор я искал созвучные строи.

Бывало, приходило несколько заказов. Получались созвучные глюкофоны. Я звонил другу, который жил через дорогу, и говорил: «Серёга, приходи!». Он прибегал, мы наигрывали мелодию и пребывали в состоянии шока от того, что получалось. Записывали видео на старый «цифровик», просто для себя. Иногда были моменты, это видно в некоторых роликах, когда мы в конце импровизации изумленно смотрели друг на друга. Получались реальные музыкальные произведения: медленное, тихое вступление, развитие, потом остановка, потом снова обороты и одновременная концовка.

Важно, слушать своего партнера, быть на своем месте, и тогда получится поймать волну. Это как вода перетекает: ты что-то сказал, тебе ответили, ты делишься чувствами и эмоциями, в ответ делятся с тобой. Инициатива переходит от одного человека к другому. Это волшебный процесс, который перевернул все в моей голове

В 2013 году меня позвали на фестиваль. Я сделал на продажу большинство инструментов созвучными. Их набралось где-то штук 10. Мы с товарищем решили организовать своего рода совместные импровизации. Позвали людей и предложили им стать участниками процесса. В итоге из дуэта это вылилось в большой оркестр. Такие встречи я провожу до сих пор, совершенствуя их с каждым разом.

Когда я открыл для себя эту возможность музыкального диалога с помощью глюкофонов, мне стало интереснее общаться с людьми. Я отчасти мизантроп и далеко не всем людям могу открыться. А такое общение через музыку стало для меня альтернативой.

Дело Мастера: космические глюкофоны Константина Губина Featured Дело Мастера
фото Денис Богомолов для проекта «Дело Мастера» на «Живом Волгограде»

Эксперименты на ярмарках

Для ярмарок тоже стараюсь делать созвучные инструменты. Стоишь так иногда, наигрываешь. Заинтересовавшийся подходит, спрашивает, что и как. Начинаем с ним импровизировать. Людям вокруг становится интересно. Получается,как в метро, постепенно собирается большая толпа заинтересованных. Кому хватает инструментов, присоединяются к нам. Получается такой серьезный «заруб». А потом все резко уходят, и ты опять сидишь один со своими барабанами. Через какое-то время набегает толпа и все повторяется снова.

Был случай, я сидел уже подуставший. Подошла девочка лет пяти-шести. Внешне – ангел с кудрявыми волосами и в светлом платье. Берет она палочку, начинает пробовать. Я, чтобы не спугнуть, начинаю потихоньку подыгрывать. Она не останавливается, и мы начинаем наигрывать что-то осмысленное. Так продолжается несколько минут. Но вдруг «подлетает» ее мама с криками «Че ты тут делаешь?», хватает ребенка за руку и уводит. А видно, что девочке было интересно.

У глюкофона всего восемь или десять нот, но даже один и тот же человек в разное время сыграет на нем совсем разные вещи. Это зависит от настроения играющего. Размерность и паузы дают безграничные возможности. Эти восемь-десять нот себя не исчерпают. Всегда надо знать меру и использовать тишину.

Дело Мастера: космические глюкофоны Константина Губина Featured Дело Мастера
фото Денис Богомолов для проекта «Дело Мастера» на «Живом Волгограде»

Вообще, небольшие ярмарки и фестивали – места, где люди не спеша ходят, разглядывают, пробуют. Здесь нет городской суеты, а посетителям интересно все. Как-то ко мне подошла достаточно серьезная женщина. И мы с ней начали по-настоящему общаться посредством музыки. После таких моментов, как правило, не хочется ничего говорить. Мы с ней просто подняли глаза друг на друга, обнялись, и она ушла. А на следующий день она пришла снова. Но это уже была другая музыка и другой разговор, потому что человек испытывал уже совсем другие эмоции. С каким намерением человек подходит к инструменту, то он и получает. Хотите поимпровизировать и отдохнуть? Вы это получите. Инструмент к этому располагает. В нем есть все для этого: простота, завораживающий звук, вибрация.

У глюкофона всего восемь или десять нот, но даже один и тот же человек в разное время сыграет на нем совсем разные вещи. Это зависит от состояния и настроения играющего. Размерность и паузы дают безграничные возможности. Эти восемь-десять нот себя не исчерпают. Всегда надо знать меру и использовать тишину.

Звук глюкофона, на мой взгляд, не действует, как гипноз. Но он способен остановить человека, который открыт для этого звука. Кто-то называет его космическим. Сам я не всегда понимал значение такого сравнения, ведь в космосе нет воздуха, нет среды, в которой распространяется звук. Там абсолютная тишина. «Космический» в данном случает означает скорее холодность и пронзительность.

Дело Мастера: космические глюкофоны Константина Губина Featured Дело Мастера
фото Денис Богомолов для проекта «Дело Мастера» на «Живом Волгограде»

Подарок для Гребенщикова и Sigur Ros

Я не считаю себя музыкантом. Это слишком обязывает. Я увлекаюсь необычными инструментами и играю на них. Просто так вышло, что после первого глюкофона я свое хобби перевел в разряд основной деятельности. На тот момент в моей жизни был некий эмоциональный подъем. И я подумал: «А почему бы и нет?». Я принимаюсь за работу, даже если у меня плохое настроение. Рабочий процесс помогает расслабиться и обрести гармонию. Когда человек говорит, что доволен инструментом, который я сделал, я чувствую себя по-настоящему счастливым.

Дело Мастера: космические глюкофоны Константина Губина Featured Дело Мастера
фото Денис Богомолов для проекта «Дело Мастера» на «Живом Волгограде»

В 2013 году я подарил глюкофон Борису Гребенщикову. Получилось так, что меня пригласили на фестиваль «Дикая мята». После небольших сомнений я все-таки согласился и наделал инструментов для ярмарки. Узнав, что будет выступать «Аквариум», я попросил девушку-организатора устроить мне встречу с Гребенщиковым. Мой отец очень любит его творчество. И это была такая дань уважения отцу.  Спустя два года на том же фестивале у меня купили глюкофон техники «Аквариума». Позже они прислали мне фото из студии, где теперь лежат два моих инструмента.

Но настоящим чудом для меня стала возможность подарить инструмент своей любимой группе Sigur Ros. Я их безумно люблю. На мой взгляд, их музыка по настроению и духу сродни звуку моих инструментов. И я решил выразить свою любовь и признание таким подарком. Удалось по электронной почте выйти на менеджера группы, который откликнулся и с радостью поддержал замысел. Глюкофон я отправил в Лондон, где его получил менеджер группы и практически сразу же отвез музыкантам в Рейкьявик. Для меня этот случай – еще одно доказательство того, что нет ничего невозможного, и волшебство в мире есть!

Такие истории вдохновляют для дальнейшей работы. Сейчас я даже не могу себя представить в каком-то другом направлении деятельности. Не знаю, как сложится моя дальнейшая жизнь, но уверен, что глюкофоны вошли в нее всерьез и надолго. Я не хочу сворачивать с этого пути.

Как звучит глюкофон…

Справка
Идея создания проекта «Дело Мастера» принадлежит волгоградскому фотографу Денису Богомолову. Он подготовил серию фотографий о местных ремесленниках, людях, которые сделали свое хобби главным источником заработка. Так на сайте «Живого Волгограда» появилась новая рубрика. Каждую неделю мы будем публиковать истории уникальных мастеров. В этих рассказах не будет политики или рекламы — только рассуждения настоящих работяг.
Если вы живете в Волгограде и на протяжении нескольких лет занимаетесь любимым ремеслом, сделав его главным источником дохода, то пишите нам и, возможно, именно вы станете следующим героем проекта «Дело Мастера».